Jorge Luis Borges

“Острословящий и скорбящий денди при дворе датского короля, Гамлет, который все медлит в преддверии мести и то разражается многословными монологами, то грустно играет с черепом покойника, в наибольшей степени интересовал критиков по одной причине: он пророчески соединил в себе множество прославленных фигур девятнадцатого века – Байрона и Эдгара По, Бодлера и героев Достоевского, находящих обостренное довольствие в нескончаемом анализе мельчайшего своего шага. (Че говорю, естественно, о других чертах, допустим, о сомнении – одном из синонимов ума: оно у нашего датчанина относится не только к достоверности призрака, но и к окружающему миру в целом, а также к тому, что ждет каждого из нас после смерти тела.) Тем не менее, король Макбет всегда казался мне куда более правдоподобным и не в пример теснее связанным со своей безжалостной судьбой, чем с требованиями сцены. Веря в Гамлета, я не верю в его обстоятельства; веря в Макбета, я верю и в его историю.”


Jorge Luis Borges, Introducción a la literatura inglesa
Read more quotes from Jorge Luis Borges


Share this quote:
Twitter icon

Friends Who Liked This Quote


To see what your friends thought of this quote, please sign up!

0 likes
All Members Who Liked This Quote

None yet!


This Quote Is From

Introducción a la literatura inglesa Introducción a la literatura inglesa by Jorge Luis Borges
72 ratings, average rating, 8 reviews

Browse By Tag