Andrey’s Profile

Andrey
59 ratings (3.98 avg)
34 reviews
Goodreads librarian

#120 top reviewers
Sign in to Goodreads to learn more about Andrey.

http://friendfeed.com/gumb0
http://www.goodreads.com/gumbo

The C++ Programmi...
Rate this book
Clear rating

progress: 
 
  (page 53 of 1363)
3 hours, 11 min ago

 
Introduction to A...
Rate this book
Clear rating


 
Cracking the Codi...
Rate this book
Clear rating

progress: 
 
  (page 71 of 500)
Jul 16, 2014 04:16AM

 

Andrey's Recent Updates

Andrey is on page 53 of 1363 of The C++ Programming Language
The C++ Programming Language
Rate this book
Clear rating
Andrey is on page 948 of 1292 of Introduction to Algorithms
Introduction to Algorithms
Rate this book
Clear rating
Andrey is currently reading
The C++ Programming Language by Bjarne Stroustrup
Rate this book
Clear rating
Andrey is currently reading
Cracking the Coding Interview by Gayle Laakmann McDowell
Rate this book
Clear rating
Andrey rated a book 5 of 5 stars
Modern C++ Programming with Test-Driven Development by Jeff Langr
Rate this book
Clear rating
Good. I'm convinced.
Andrey is currently reading
She Comes First by Ian Kerner
Rate this book
Clear rating
Andrey rated a book 5 of 5 stars
Less Wrong by Eliezer Yudkowsky
Less Wrong
by Eliezer Yudkowsky
read in May, 2014
Rate this book
Clear rating
Andrey started reading
Los cuatro jinetes del Apocalipsis by Vicente Blasco Ibáñez
Rate this book
Clear rating
Andrey rated a book 4 of 5 stars
Сила воли. Как развить и укрепить by Kelly McGonigal
Rate this book
Clear rating
More of Andrey's books…
John Fowles
“[об американцах]
— Я понимаю, они — туристы, не отличающиеся очень уж развитым воображением. Вспоминаю, как училась там в школе. Ребята там казались мне гораздо более открытыми, по крайней мере в том, что касалось личных пристрастий. Всегда рассказывали, что чувствуют.
— Да дело вовсе не в том, что они об этом не рассказывают.
— А в том, что недостаточно чувствуют?
— Да и не в этом тоже. Недостаточно знают. Не позволяют себе много знать. Как с этим Грамши, о котором ты говорила. — Он помолчал и добавил: — Всё всегда делают по правилам.
Джейн помолчала немного.
— Питер писал о чём-то вроде этого в одном из писем. Как вначале тебе нравится их прямота… а потом начинаешь тосковать по извивам.
— Я испытал то же самое. Прозрачность — прекрасная вещь. Пока не начинаешь понимать, что она основана не столько на внутренней честности, сколько на отсутствии воображения. И эта их так называемая откровенность по поводу секса. Они просто не понимают, что утратили.”
John Fowles, Daniel Martin

Bertrand Russell
“Следует признать, что имеется определенный тип христианской этики, к которому осуждающая критика Ницше может быть применена справедливо. Паскаль и Достоевский, которых он сам приводит в качестве примера, – оба имеют что-то жалкое в своей добродетели. Паскаль принес в жертву своему Богу великолепный математический ум, тем самым приписывая Богу жестокость, которая является космическим расширением болезненных душевных мук самого Паскаля. Достоевский не желал иметь ничего общего с «личной гордостью»; он согрешил бы, чтобы покаяться и испытать наслаждение исповеди. Я не стану обсуждать вопрос, насколько в таких помрачениях ума следует обвинять христианство, но я согласен с Ницше, считая прострацию Достоевского презренной. Я должен согласиться и с тем, что прямота и гордость и даже некоторое самоутверждение являются элементами самого лучшего характера. Нельзя восхищаться добродетелью, в основе которой лежит страх.”
Bertrand Russell, История западной философии

Joseph Heller
“— А как вы считаете, — осторожно, с мягкой, вкрадчивой улыбкой спросил майор Сэндерсон, штатный психиатр, присланный полковником к Йоссариану, — почему полковник Ферридж нашел ваши сны отвратительными?
— Наверное, что-то отвратительное действительно есть или в самом этом сне, или, может быть, в полковнике Ферридже, — почтительно ответил Йоссариан.
— Неплохо сказано, — одобрил майор Сэндерсон. Он носил поскрипывающие солдатские ботинки, а его черные, как смоль, волосы стояли дыбом. — Полковник Ферридж, — признался он, — напоминает мне морскую чайку. Он ни в грош, знаете ли, не ставит психиатрию.
— А вы, наверное, не любите морских чаек? — спросил Йоссариан.
— Да, не очень, — признался майор Сэндерсон с колючим, нервным смешком. — По-моему, ваш сон просто очарователен. Я надеюсь, что он будет часто повторяться и мы еще сможем не раз его обсудить. Не хотите ли сигаретку?
Йоссариан покачал головой, и майор улыбнулся.
— Как вы объясните, — спросил он многозначительно, — почему вы испытываете такое сильное нежелание взять у меня сигарету?
— Потому что я только что одну выкурил. Вот она, еще дымится в пепельнице.
Майор Сэндерсон хохотнул.
— Ну что ж, весьма искреннее объяснение. Но я надеюсь, что мы скоро докопаемся до истинной причины. — Завязав бантиком развязавшийся шнурок ботинка, он взял со стола блокнот желтой линованной бумаги и положил его на колени. — Итак, рыба, которую вы видите во сне… Давайте о ней побеседуем. Это всегда одна и та же рыба?
— Не знаю, — ответил Йоссариан. — Я плохо разбираюсь в рыбах.
— А что напоминает вам эта рыба?
— Другую рыбу.
— А что напоминает вам другая рыба?
— Другую рыбу.
Майор Сэндерсон разочарованно откинулся на спинку стула:
— А вы любите рыбу?
— Не особенно.
— Так почему же вы считаете, что у вас патологическое отвращение к рыбам? — спросил с триумфом майор Сэндерсон.
— А потому что они слишком скользкие, — ответил Йоссариан. — И костлявые.
Майор Сэндерсон понимающе кивнул головой, улыбаясь приятной, фальшивой улыбкой.
— Очень интересное объяснение. Но я полагаю, что скоро мы докопаемся до истинной причины. А в частности, та конкретная рыба, которую вы держите во сне, вам нравится?
— Признаться, я не испытываю к ней никаких особых чувств.
— Следовательно, вам не нравится эта рыба? А не питаете ли вы к ней враждебное, агрессивное чувство?
— О, нисколько. В сущности, она мне даже нравится.
— Следовательно, на самом деле вы любите эту рыбу?
— О нет. Я не испытываю к ней никаких особых чувств.
— Но вы только что сказали, что рыба вам нравится, а теперь заявляете, что не испытываете к ней никаких чувств. Я уличил вас в противоречии. Вот видите?
— Да, сэр, кажется, вы уличили меня в противоречии.
Толстым черным карандашом майор Сэндерсон с гордостью начертал в блокноте: «Противоречие». Закончив писать, он поднял голову и сказал:
— Как вы объясните, что вы сделали два взаимоисключающих заявления, выражающих ваши противоречивые эмоции по отношению к рыбе?
— Я думаю, это оттого, что у меня к рыбам двойственное отношение.
Услышав слова «двойственное отношение», майор Сэндерсон радостно вскочил:
— Вы же все понимаете! — воскликнул он, ломая в экстазе пальцы. — О, вы даже не представляете себе, как я одинок: ведь изо дня в день мне приходится разговаривать с пациентами, которые не имеют ни малейшего понятия о психиатрии. Мне приходится лечить людей, совершенно равнодушных к моей работе. От этого у меня возникает ужасное ощущение собственной никчемности. — Тень озабоченности на секунду легла на его лицо. — И я не могу избавиться от этого ощущения.
— В самом деле? — спросил Йоссариан, не зная, что еще сказать. — Но зачем корить себя за пробелы в чужом образовании?
— Я сам понимаю, что это глупо, — с тревогой в голосе ответил майор Сэндерсон. — Но меня всегда волновало, что обо мне подумают люди. Видите ли, в половом отношении я созрел несколько позже своих сверстников. И на этой почве у меня возник психический комплекс, я бы даже сказал, уйма комплексов.”
Joseph Heller, Catch-22

Bertrand Russell
“Со своей стороны, я предпочитаю онтологическое доказательство [существования Бога], космологическое доказательство и остальной старый запас аргументов той сентиментальной нелогичности, которая берет начало от Руссо. Старые доказательства были по крайней мере честными; если они правильные, то они доказывали свою точку зрения, если они неправильные, то для любой критики доступно доказать это. Но новая теология сердца отказывается от доказательства; она не может быть отвергнута, потому что она не претендует на доказательство своей точки зрения. В конечном счете единственным основанием для ее принятия оказывается то, что она позволяет нам предаваться приятным грезам. Это не заслуживающая уважения причина, и, если бы я выбирал между Фомой Аквинским и Руссо, я выбрал бы Фому Аквинского.”
Bertrand Russell, История западной философии

Eliezer Yudkowsky
“People go funny in the head when talking about politics. The evolutionary reasons for this are so obvious as to be worth belaboring: In the ancestral environment, politics was a matter of life and death. And sex, and wealth, and allies, and reputation... When, today, you get into an argument about whether "we" ought to raise the minimum wage, you're executing adaptations for an ancestral environment where being on the wrong side of the argument could get you killed. Being on the right side of the argument could let you kill your hated rival!

[...]

Politics is an extension of war by other means. Arguments are soldiers. Once you know which side you're on, you must support all arguments of that side, and attack all arguments that appear to favor the enemy side; otherwise it's like stabbing your soldiers in the back—providing aid and comfort to the enemy. People who would be level-headed about evenhandedly weighing all sides of an issue in their professional life as scientists, can suddenly turn into slogan-chanting zombies when there's a Blue or Green position on an issue.”
Eliezer Yudkowsky

220 Goodreads Librarians Group — 41974 members — last activity 1 minute ago
A place where all Goodreads members can work together to improve the Goodreads book catalog. Non-librarians are welcome to join the group as well, to...more
Nazer
81 books | 20 friends

Šima Kr...
104 books | 43 friends

Olga
78 books | 50 friends

Nadezhda
29 books | 57 friends

Alexander
0 books | 5 friends

Anna
0 books | 14 friends

Dmitry
165 books | 5 friends

Kiterider
10 books | 8 friends

More friends…

Quizzes and Trivia

questions answered:
6 (0.0%)

correct:
3 (50.0%)

skipped:
8 (57.1%)

923448 out of 2657300

streak:
2

best streak:
2

questions added:
0



Polls voted on by this member