Aleksei Losev





Aleksei Losev

Author profile


born
in Novocherkassk, Russian Federation
September 23, 1893

died
May 24, 1989

gender
male


About this author

Russian philosopher, philologist and culturologist, one of the most prominent figures in Russian philosophical and religious thought of the 20th century.


Average rating: 4.41 · 44 ratings · 3 reviews · 53 distinct works · Similar authors
Эстетика Возрождения
by
4.8 of 5 stars 4.80 avg rating — 5 ratings — published 1978 — 2 editions
Rate this book
Clear rating
فلسفة الأسطورة
by
4.23 of 5 stars 4.23 avg rating — 13 ratings — published 1999 — 3 editions
Rate this book
Clear rating
История античной философии
by
4.75 of 5 stars 4.75 avg rating — 4 ratings — published 1989
Rate this book
Clear rating
Гомер
by
4.33 of 5 stars 4.33 avg rating — 3 ratings — published 2006
Rate this book
Clear rating
Аристотель
by
4.33 of 5 stars 4.33 avg rating — 3 ratings
Rate this book
Clear rating
Платон. Аристотель
by
3.67 of 5 stars 3.67 avg rating — 3 ratings — published 1993
Rate this book
Clear rating
Философия. Мифология. Культура
by
5.0 of 5 stars 5.00 avg rating — 2 ratings — published 1991
Rate this book
Clear rating
История античной эстетики. ...
by
4.5 of 5 stars 4.50 avg rating — 2 ratings
Rate this book
Clear rating
Эллинистически-римская эсте...
by
5.0 of 5 stars 5.00 avg rating — 1 rating — published 1979
Rate this book
Clear rating
Жизнь. Повести, рассказы, п...
by
5.0 of 5 stars 5.00 avg rating — 1 rating — published 1993
Rate this book
Clear rating
More books by Aleksei Losev…
“Fölöslegesen dobták ki a tudósok és a filozófusok a sors fogalmát és cserélték fel az okság fogalmára. Ez nem más, mint hogy homokba dugjuk a fejünket, és félünk szembenézni az élettel. A sors teljességgel reális, abszolút életszerű kategória. Semmilyen vonatkozásban sem kitaláció, hanem magának az életnek a kegyetlen ábrázata. Mi magunk naponta használjuk ezt a terminust és fogalmat; naponta és óránként látjuk a magunk és mások életében a sors működését; kitűnően tudjuk és értjük, hogy nem kezeskedhetünk életünk egyetlen másodpercéért sem; fájdalmasan tapasztaljuk, hogy a jövő ismeretlen, sötét, mint a végtelen messzeségbe tűnő alkonyati köd: és akkor mindezek ellenére, hamis teóriák és durva előítéletek kedvéért megvetjük ezt a fogalmat mint kitalációt, mint fikciót, mint semmiféle realitásnak sem megfelelő eszmét.”
Aleksei Losev, Диалектика мифа

“Nemcsak a gimnazisták, de a tiszteletre méltó tudósok sem veszik észre, hogy a fizika és az asztronómia unalmas, sőt visszataszító, sőt mi több egyszerűen őrült délibáb, az a bizonyos lyuk, amelyiket persze szintén lehet szeretni és tisztelni. A lyukimádók, azt mondják, a mai napig nem tűntek el az isten háta mögötti Szibériából. Nekem pedig, bűnös léleknek, sehogyan sem fér a fejembe: hogyan tud ez a föld mozogni? Tankönyveket olvastam, valaha magam is asztronómusnak akartam lenni, sőt egy asztronómust vettem feleségül. De még mindig nem tudom magam meggyőzni arról, hogy a föld forog, és nincs semmiféle égbolt. Csak valami ingamozgások vannak, meg valami parallaxisok, valami elhajlások valahonnan valahová… Nem túl meggyőző. Valahogy olyan híg az egész. Hiszen az egész földről van szó, önök meg itt valami ingákat lóbálnak. És ami a fő, hogy ez az egész olyan kényelmetlen, idegen, gonosz, kegyetlen.”
Aleksei Losev, Диалектика мифа

“Школьная, да и университетская практика старого времени исходила из резкого противоположения средних веков и Ренессанса. Средние века — это господство церковной догмы, отсутствие яркого развития науки и искусства, мистика и мракобесие. Ренессанс, наоборот, отбрасывает всю эту «ночь» средневековья, обращается к светлой античности, к её свободной философии, свободной от всяких казённых приказов, к скульптуре обнажённого человеческого тела, к земной, привольной и ничем не связанной свободе индивидуального и общественного развития. Так говорилось в старину. И сейчас ещё живы почтенных лет люди, которые были когда-то воспитаны на этой абстрактно-метафизической концепции двух культур, из которых одна-де резко сменила другую и вернулась к свободе античного мира. Концепция эта, может быть и верная в некоторых своих абстрактных категориях, трактуется, однако, в настоящее время намного сложнее и к тому же учитывает связь европейского Ренессанса с Ренессансом других, неевропейских культур, поэтому повторять эту абстрактную схему резкого перехода в Европе от средних веков к Ренессансу давно уже стало невозможно. . . .

Что касается автора настоящего труда, то твёрдые очертания эстетической теории Западного Ренессанса он нашёл только в XIII в. Именно с этого века мы и начнём изложение Западного Ренессанса. Однако, имея в виду дальнейшее бурное развитие эстетики Ренессанса, явления XII в. лучше будет назвать пока проторенессансом. Весь XIV век в Италии и в других западных странах тоже является всё ещё подготовкой подлинного Ренессанса. Термин

«Ренессанс» в точном смысле слова относится лишь к Италии XV и XVI вв. К этому ещё нужно добавить, что подлинная и основная эстетика Западного Ренессанса никогда не выступала в чистом виде. Её настоящие представители всегда, волей или неволей, оказывались выразителями и прежнего, вполне довозрожденческого эстетического сознания, а также и такого сознания, которое по-настоящему развилось только в последующие века. Подавляющее большинство эстетиков (да и художников) Возрождения весьма часто проявляли разного рода колебания, неуверенность, скептицизм, а иной раз даже и глубокое отчаяние в своих возрожденческих стремлениях. Такое, например, направление, как маньеризм, пронизывает собою весь XVI век, и даже имело место ещё раньше. А ведь объединить его с основной линией Ренессанса — задача совсем не лёгкая. Объединить Северный Ренессанс с итальянским или объединить готику с Ренессансом тоже не так просто, хотя данные явления одновременны. Однако всё это вполне естественно, ведь Ренессанс всё-таки является в конце концов переходной эпохой и совмещения в нём противоречивых элементов, конечно, не может не быть. От исследователя эпоха такого рода требует не только тончайшей наблюдательности, но, главное, ещё и буквально умственной эквилибристики при учёте и интерпретации всех этих бесконечных «капризов» возрожденческой культуры.”
Aleksei Losev, Эстетика Возрождения